Alba Ruthenia (alba_ruthenia01) wrote,
Alba Ruthenia
alba_ruthenia01

Categories:

Мадонна и провинциалка

Хоть я и атеистка, но было у меня в жизни несколько случаев, когда в неё явно вмешивались высшие силы. Про Евфросинью Полоцкую я уже рассказывала. Но был ещё раньше случай, когда мне очень сильно помогла сама Мадонна, не та, которая поет, а которая Сикстинская на картине Рафаэля.

Когда я поступила учиться, то сначала ничем особо не выделялась среди однокашников. Училась я хорошо, но всегда была №2 на курсе. Меня затмевала студентка №1, которая училась в нашей же группе, и у которой мама была деканом переводческого факультета нашего же института. Куда ж мне, провинциалке, против неё.
На втором курсе мы проходили по практике языка тему «Живопись» на примере «Возвращения блудного сына» и, кажется, перовской «Тройки». К экзамену надо было подготовить 25 тем, т.е. составить свой рассказ на каждую из пройденных тем. И только по теме «Моя любимая картина» разрешалось отвечать то, что проходили в семестре, т.е. «Возвращение блудного сына». Считалось, что в провинции в живописи не разбираются, и сами студенты составить критический разбор картины не в состоянии.
Это был вызов! Не ответить на него я не могла.
На подготовку к экзамену давалось три дня. Один из этих трех драгоценных дней я целиком потратила на тему «Живопись». Я пошла в читальный зал (Гугла тогда не было!!) и заказала альбомы по Рафаэлю. Выписала всё, что было написано о «Сикстинской мадонне», дома этот текст творчески переработала, убрав излишнюю заумь, и перевела на немецкий язык. Получилось несколько страниц текста, который я вызубрила назубок.
Какая сила меня на это толкнула – я до сих пор не могу объяснить. У меня был всего 1 шанс из 25, что я вытащу именно этот билет. Но даже если повезет – ну и что? Кого я смогу поразить, нашу преподавательницу языка? Она мелкая сошка, мне это ничего не даст. Тем не менее, я это сделала. Было какое-то предчувствие, что труды даром не пропадут.
Начался экзамен. Я зашла в аудиторию во второй тройке. За столом как раз отвечала устную тему Алла, которая №1. Мы получили тексты для перевода и анализа, сели готовиться. А устную тему тянешь, когда уже сидишь перед преподавателем, и надо сразу её отвечать, без подготовки.
И тут раздается стук в дверь, и наша преподавательница выходит из аудитории и с кем-то разговаривает в коридоре, придерживая дверь рукой.
Алла, молодец, сразу сообразила, повернулась к нам и прошептала: «Быстро говорите, кто какую тему хочет отвечать». Мы быстренько назвали, она перебрала билетики с названиями и показала каждому, где лежит его тема. Минуты на это хватило. Когда я назвала свою тему, брови у Аллы удивленно взлетели вверх, обычно все боялись темы про картину, но спорить было некогда.
Через минуту преподавательница вернулась в аудиторию, но не одна. С ней вошла наша деканша, вдруг возымевшая желание поприсутствовать на нашем экзамене. Она имела право проводить такие выборочные проверки.
Наступила моя очередь. Я бодро ответила текст, вопросы к нему, и надо было тянуть тему. Я демонстративно зажмурилась (оставив щелочку через ресницы), сделала пару кругов рукой и якобы наугад вытащила билетик. Молча посмотрела и скорчила самую кислую рожу, на которую была способна. Алла потом говорила, что у неё аж сердце оборвалось, неужели Наталья не тот билетик вытащила, который хотела? У преподавательницы тоже лицо вытянулось.
И тут я объявила загробным голосом: «Моя любимая картина». Преподавательница робко заикнулась: «Может, Вы возьмете другую тему, эта очень сложная?» Деканша покивала головой в знак того, что возражать не будет. Я ухмыльнулась про себя и гордо отказалась от нарушения правил. Возвела очи горе, набрала побольше воздуха в грудь и затарахтела.
Обычно преподаватели слушают только первых 5-6 фраз, по ним уже понятно, какой оценки заслуживает студент, потом его останавливают. Меня слушали до конца. Я тарахтела минут 15. О самом Рафаэле, о сюжете картины, о красках и стиле живописи, о двух других персонажах, о высказывании Гитлера о картине, о судьбе картины. В аудитории остальные студенты тоже побросали свои тексты и слушали. Деканша только два раза поправила мою ошибку, я почему-то говорила der Renaissance вместо die.
Когда я закончила свое вдохновенное выступление и скромно потупила глазки, воцарилась полная тишина. У преподавательницы отвисла челюсть и расширились глаза от удивления. Все воззрились на деканшу в ожидании её приговора. Она сказала: «У меня только один вопрос. Откуда Вы всё это знаете?». «Да так, - пожала я плечами, - всегда интересовалась живописью».
Кстати, это правда. У нас в Чечерске была учительница музыки, Лидия Максимовна. Она коренная ленинградка, пережившая блокаду и переехавшая в более теплый климат после войны. Её дом был полон книг по искусству, театральных программок и альбомов по живописи. Если она была довольна моей игрой на пианино, она разрешала заглянуть в этот волшебный мир. Да и дома у меня были комплекты открыток из Эрмитажа и Русского музея, привезенные мамой из экскурсий со школьниками.
Вот так «Сикстинская мадонна» помогла мне резко поднять мой авторитет в глазах всех преподавателей факультета, ибо деканша всем рассказала о моем сольном номере. На пятом курсе она взяла меня к себе писать дипломную работу. И распределение я получила не в школу, как все, а в Черноморское пароходство.
Был ещё случай в Германии, связанный с этой же картиной, но об этом в другой раз.
Tags: Невыдуманные истории, Немецкий язык, Чечерск, Я
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments