April 4th, 2018

Летчики были “total besoffen”.

Сегодня 9 дней после пожара в Кемерово. Глубоко сочувствую тем, кто потерял своих близких в этой трагедии. Хоть это горе и не коснулось меня лично, но вот все эти дни хожу и вспоминаю тот страшный 1986 год, принесший с собой не одну беду а сразу несколько.
Были в моей жизни и другие плохие годы, когда я теряла своих родных, когда рушился СССР, и нечем было кормить детей. Но 1986-й был самым черным годом за всю мою жизнь, потому что одно горе наслаивалось на другое.
26 апреля – я возвращаюсь от родителей в Минск счастливая, везу деньги на покупку квартиры, но в окно автобуса всё время вижу какую-то странную темную тучу на горизонте. Всем автобусом гадаем, что это такое. Только через две недели узнаю – радиоактивное облако Чернобыльского взрыва. Мои родители остались на территории, где 18 кюри/кв.м, папа перенес три раковых операции. Да и сама я дозу хватанула.
31 августа – сообщение о гибели теплохода «Адмирал Нахимов». Я ведь была пару лет моряком дальнего плавания, мы всё время ходили одними путями с «Нахимовым», стояли рядом у причалов Ялты и Сочи. Я чуть ли не каждую заклепку в его бортах изучила. Это ужасно, всё равно что родного человека потерять. На работе потом узнала, что муж нашей сотрудницы там утонул.
Вероятно, мало кто помнит, но 12 декабря того же 1986 года случилась ещё одна катастрофа. Под Берлином разбился самолет ТУ-134 компании «Аэрофлот», выполнявший рейс Минск - Берлин. На нём погибли более 20 немецких специалистов, с которыми я постоянно работала в течение двух лет на МАЗе, на монтаже и запуске гибкой производственной системы.

Collapse )