Alba Ruthenia (alba_ruthenia01) wrote,
Alba Ruthenia
alba_ruthenia01

Categories:

Взбалмошная княгиня

В нашем Национальном Художественном музее висят рядышком два женских портрета.
Один парадный, броский, показывающий статную подбоченившуюся даму с гордым лицом и в шикарном наряде:

Это работа Ильи Репина «Портрет баронессы Штейнгель».
И второй, менее официозный, на котором в кресле уютно устроилась не менее нарядная дама, плечи которой выглядывают из рамки кружев. Умные глаза на круглом личике открыто смотрят прямо на зрителя, как будто спрашивая о чем-то.

Это картина того же Репина «Портрет М.К. Тенишевой».
Пришла я домой из музея, и мне захотелось что-нибудь узнать об этих дамах, кто они были, как жили.
О первой не удалось узнать ничего, кроме того, что она была баронесса. Т. е. это не столько портрет женщины, сколько её платья.
А биография второй оказалась интереснейшей. Современники называли ее «гордостью всей России», «героиней нашего времени». Странно, что я раньше ничего о ней не слыхала. Вернее, слыхала, но помнила смутно.
Всем знакомы имена знаменитых меценатов как Павел Третьяков, покупавший картины у художников, и Савва Мамонтов, основавший частный оперный театр в Москве. Имя Марии Тенишевой должно стоять наравне с ними.
Детство и юность для Марии были нерадостны, она была незаконнорожденной. Богатая мать откровенно не любила свою дочь и в 16 лет выдала её «с глаз долой» замуж за человека заурядного, нелюбящего и нелюбимого. Несколько лет мучений с мужем-картёжником, рождение дочери, развод.
Тайком, продав часть мебели в петербургском доме, Мария с дочкой уехала в Париж, чтобы стать профессиональной певицей. Целых три года она училась пению, пыталась устроиться на профессиональную сцену, прослушивалась в Мамонтовской опере, но неудачно. Однако это ее не остановило – она продолжала участвовать в концертах.
...Князь Вячеслав Тенишев встретил молодую певицу с красивым голосом в одном из музыкальных салонов. Восхищенный, не отходил от нее целый вечер, домой отправил в своей карете. А на следующий день прислал очаровательнице огромную корзину благоухающих ландышей...
Его прозвали «русским американцем» за энергичность и предприимчивость. Он строил железные дороги, стоял у истоков создания первого русского автомобиля, разводил прекрасных орловских рысаков, был совладельцем трех крупнейших машиностроительных заводов: Брянского, Путиловского и Екатеринославского.
Человек на тот момент семейный, князь Тенишев вот уже около шестнадцати лет не ладил со своей женой. Сама Мария Клавдиевна тогда же считалась невестой другого человека. Но спустя какое-то время все препятствия были устранены, и в 1892 году влюбленные обвенчались. Ей шел двадцать шестой год, ему было сорок восемь. Правда, родные мужа бесприданницу не признали, и в родословную князей Тенишевых Мария Клавдиевна так и не была вписана.
Князь мечтал видеть в своем доме молодую нарядную хозяйку, веселую и беззаботную, светскую красавицу, которая будет блистать на балах. Сотни молодых девиц были бы счастливы, предложи он им такую жизнь. Но энергичную, художественно одаренную Марию салоны и балы не привлекали.
Деньги мужа дали Тенишевой возможность заняться коллекционированием, меценатством и собственным художественным творчеством.
Помимо хорошего голоса, природа одарила Марию ещё и талантом к рисованию. Она училась рисованию в Петербургском училище, затем в Париже, дружила со многими художниками, щедро помогая им.
Поскольку зимние месяцы семья проводила в Петербурге, Тенишева открыла недалеко от своего дома бесплатную (!) художественную школу для тех, кто мечтал поступить в Академию художеств. В течение почти десяти лет руководителем школы являлся Илья Репин. Эту школу закончили многие русские художники, например И. Билибин и Г. Серебрякова. Вот в те годы и написал Репин целых три её портрета, один из которых висит у нас в Минске.
Тенишева же финансировала и издание знаменитого журнала «Мир искусства» по инициативе С. Дягилева. Этот журнал стал центром художественной жизни в России и ознаменовал целую эпоху.
Княгиня Тенишева начала собирать коллекцию акварелей и рисунков русских и иностранных художников. В собрание Тенишевой вошли произведения ведущих мастеров: О. Кипренского, П. Федотова, М. Врубеля, И. Айвазовского. Всего за пять лет тенишевская коллекция разрослась до почти тысячи экспонатов, Русскую часть коллекции Тенишева пожертвовала Русскому музею.

Особый интерес у нее вызывали произведения народных мастеров, будь то керамика, вышивка, резьба по дереву или кружева. Она всегда мечтала создать художественный центр, чтобы сохранить народные художественные промыслы, обучать ремеслам молодежь.
Поэтому летом 1893 г. она приобрела усадьбу Талашкино под Смоленском, где открыла художественные мастерские (керамическую, столярную и вышивальную) и устроила сельскохозяйственную школу - с лучшими учителями, богатейшей библиотекой. Талашкино поначалу было родовым имением её подруги детства, княгини Екатерины Святополк-Четвертинской (знакомая фамилия?). Четвертинская, по сути, стала вдохновительницей и помощницей Марии Клавдиевны. Имение имело выгодное географическое расположение: оно находилось неподалеку от железной дороги и в 17 километрах от Смоленска.
Там же, в Талашкино, Мария Клавдиевна построила свою знаменитую начальную школу рисования для крестьянских детей, в которой занималось более ста учеников. Двадцать сирот были на полном содержании княгини.
Князь Тенишев не препятствовал желанию Марии Клавдиевны открывать рисовальные школы, народные столовые, магазины для рабочих, ремесленные мастерские, но к художникам относился снисходительно, как ко всякой богеме. Уважал он только Виктора Васнецова, сумевшего нажить себе состояние. Князь посмеивался над портретами жены, сделанными Репиным, Серовым и другими в новой, свободной манере, – словом, о современном искусстве был очень невысокого мнения. И когда княгиня попросила у него денег для художественного журнала, возмутился...
К тому времени Тенишева уже хорошо изучила характер князя и знала, что в качестве деловой женщины вызывает у мужа одни насмешки. Но князю доставляло огромное удовольствие тратить деньги на жену – он, не задумываясь, швырял сотни тысяч на меха, бриллианты, жемчуга... А она продавала золото и драгоценности, а на вырученные средства покупала предметы русской и западной старины, тратила деньги на археологические раскопки, устраивала выставки. И помогала, помогала, помогала...
В 1900 г. Николай II назначил князя В. Тенишева главным комиссаром русского отдела на Всемирной выставке в Париже. Объединив усилия, супруги способствовали пробуждению интереса к русскому национальному искусству. Русский павильон стал одним из центров выставки. Тенишева справедливо замечала, что в начале XX в. дизайнеры щедро использовали находки русских мастериц, подмеченные на выставке.
Талашкино стало одним из центров художественной жизни 1890—1910-х гг. , уступая по своему культурному значению только Абрамцеву, основанному ранее С. Мамонтовым.
В Талашкине княгиня организовала «Скрыню» — первый в России музей этнографии и русского декоративно-прикладного искусства. (Скрыня – по-белорусски «ящик, сундук». Уже по этому названию можно судить, на каком языке говорили жители Талашкина). Позже, в 1911 году Тенишева передала свою уникальную коллекцию в дар городу Смоленску, создав знаменитый, первый в России музей этнографии и русского декоративно-прикладного искусства «Русская старина». На памятном блюде, изготовленном самой княгиней, было написано: «Владейте, мудрые».
Были здесь и великолепные пояса, шерстяные и шелковые, том числе старинные боярские, с разноцветными концами, затканными цветами. Замечательные смоленские полотняные и холстинные вышитые полотенца с красными концами, с травчатыми узорами, иногда с изображением коней и людей. Неотразимое впечатление производили собранные разнохарактерные головные уборы крестьянских девушек и замужних женщин. Среди металлических изделий привлекли внимание чеканные серебряные, позолоченные и медные братины и кумганы 17 века с богатым звериным и растительным орнаментом, медные старинные подсвечники, железные расписные кронштейны, оловянные сосуды для сбитня 18 век, оковка деревянных сундучков прорезным железом, кресты, большие железные замки с орнаментом 18 века. К этому надо присоединить старинные серьги золотые с жемчужинами, серебряные с эмалевой росписью, некоторые с яхонтовыми бусами или золоченые со стразом и жемчугом, с подвесками в виде листиков и цветков, с бирюзой и голубыми камнями 18 века. В развернутой экспозиции музея “Русская старина” насчитывалось около восьми тысяч номеров, значительная часть их относится к этнографии и народным промыслам крестьян Смоленской губернии. Среди экспонатов были иконы, музыкальные инструменты, фарфор, керамика, археологические находки. Тенишевская коллекция была очень велика и еще много можно говорить о ней. Сейчас остатки коллекции хранятся в запасниках Смоленского музея. Много экспонатов пропало, ведь прошло две войны.
Сама же Мария Клавдиевна была замечательным художником-эмальером. Тенишева работала в технике выемчатой эмали, которой тогда мало кто интересовался, занималась обновлением состава красок. Она разработала палитру из более чем двухсот оттенков. Ее работы выставлялись в Париже, получив единодушное одобрение мастеров-профессионалов (вещь небывалая для женщины, да к тому же иностранки).
Выставив свои эмали в Риме в 1914 г., княгиня получила от итальянского министерства просвещения Почетный диплом и была избрана почетным членом Римского археологического общества. Тенишева многократно представляла свои изделия на парижских выставках, что позволило ей стать действительным членом Национального общества изящных искусств. Многие города высказывали пожелание принять её коллекцию, предложение поступило и от французского правительства, но в 1908 г. Тенишева вернула свою коллекцию в Россию и в 1911 г. передала её в ведение Московского археологического института. Её даже приглашали возглавить кафедру эмали в этом институте.
Накануне революции 1917 г. она закрыла талашкинские мастерские и переехала в Москву, где защитила диссертацию «Эмаль и инкрустация». Уже после ее смерти в Праге вышла написанная ею книга под тем же названием. После революции Тенишева уехала в Париж и на родину больше не вернулась. Она продолжала активную художественную деятельность, участвовала во многих выставках в Париже, Брюсселе, Лондоне, Риме, Праге.
Ужас, какой длинный пост получился. Но как рассказать кратко о столь бурной жизни? Неужели кто-нибудь дочитает?
Tags: Живопись, Знаменитые люди
Subscribe

  • Самый лучший учебник истории Беларуси

    На днях я наконец закончила читать "Краткий очерк истории Беларуси" Всеволода Игнатовского. Очень мне было интересно прочесть эту книгу, содержание…

  • Гордость земли беларусской (продолжение)

    Есть в Кореличском районе деревня Райца. Первые сведения об усадьбе Раецких, купивших здешнее поместье, датированы 1511 годом. Семейство Раецких…

  • Гордость земли беларусской

    Знаете, что меня бесит? Когда по телику прославляют всяких футболистов, хоккеистов или безголосых певцов с криками - это наш общий успех, это наша…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments